Повторное использование проектов однажды выстроенных и признанных удачными домов широко вошло в практику московских зодчих, начиная с конца тридцатых годов ХХ века, когда всерьез задумались над экономичностью строительства.

Советская архитектура / Статьи и книги о советской архитектуре / Москва / Периодические издания / «Все Краны» / №01/02 (17/18, 2008) - Монтаж металлических конструкций высотных зданий в Москве с помощью самоподъемных кранов УБК (автор: Николай Кружков)

Монтаж металлических конструкций высотных зданий в Москве с помощью самоподъемных кранов УБК

Автор: Николай Кружков, главный специалист ГУП Самарской области «Центр государственной вневедомственной экспертизы». Член Союза строительных экспертов России (ССЭ), секретарь самарского регионального отделения ССЭ.


13 января 1947 года в Кремле И.В. Сталиным было подписано постановление о строительстве в городе Москве восьми многоэтажных зданий. Строительство высотных домов было приурочено к юбилейной дате – в сентябре 1947 года Москве исполнялось 800 лет. Без преувеличения можно сказать, что это постановление ознаменовало качественно новый этап развития советского градостроительства, зодчества и отечественной строительной техники


На фото слева: Московский государственный университет имени М.В.Ломоновосва.
На фото справа: гостиница «Ленинградская».


Строительство высотных зданий было огромным шагом вперед на пути индустриализации отечественной строительной отрасли. Московские высотные дома стали экспериментальной базой для множества технологий, примененных в СССР впервые и составляющих основу современной проектной и строительной практики. Высотные здания явились очень требовательными «заказчиками» для строительной промышленности. Громадный объем сооружений позволил осуществить применение новых и дорогостоящих технических усовершенствований, стоимость которых была переложена на единицу полезной площади здания без значительного удорожания последней. Это облегчило возможности освоения новой техники.


На фото слева: установка металлической стойки каркаса высотного здания с помощью самоподъемного крана УБК-5-49.
На фото справа: универсальный башенный кран УБК-5-49 на строительстве здания МГУ.


Строительство высотных зданий оказалось экономически прогрессивным фактором - его влияние вышло далеко за пределы строительства самих высотных зданий.

Для высотных зданий применялись стальные и железобетонные каркасы. Стальной каркас, по сравнению с железобетонным являлся более индустриальным, однако его применение влекло большой расход стали. При проектировании восьми высотных зданий в Москве конструкторы разработали третье, промежуточное по степени экономичности и индустриальности решение - стальной каркас, усиленный бетоном, так называемый железобетонный каркас с жесткой арматурой.


На фото слева: применение башенных кранов УБК для установки арматуры фундаментой плиты на строительстве высотного здания.
На фото справа: бетонирование стен фундаментов гостиницы на Дорогомиловской набережной при помощи крана УБК-5-49 и бадей-бункеров.


Каркасная система позволила свести роль наружных стен лишь к оболочке, изолирующей внутреннее пространство здания от внешних температурных колебаний. Все нагрузки здания теперь передавались на каркас, представляющий собой систему балок и колонн, которые воспринимали вес здания и передавали его на фундамент.

В основу советских методов проектирования стальных каркасов были положены труды выдающихся русских инженеров Н.А.Белелюбского, П.Я.Проскурякова, В.Г.Шухова и других, а позднее – Е.О.Патона, Б.Г.Галёркина, Н.С.Стрелецкого, создавших уже к началу ХХ века свою школу и рациональные конструктивные формы.


На фото слева: общий вид строительства высотного здания на Смоленской площади, 1949.
На фото справа: строительство высотного здания на Смоленской площади,1950.


Электросварка, изобретенная в России инженерами Н.Д.Славяновым и Н.И.Бенардосом в 80-е годы XIX столетия, получила особенно широкое распространение после Октябрьской революции в различных областях промышленности и в том числе в строительстве.

Успешное развитие сварочного дела дало возможность уверенно применить сварку и при монтаже стальных конструкций: каркасы всех высотных зданий в Москве были не только изготовлены, но и полностью смонтированы на сварке. Сварная конструкция, впервые примененная в Советском Союзе для высотного строительства, имела ряд преимуществ перед существовавшей в мировой практике конструкцией с монтажными соединениями на заклепках – снижение веса, снижение трудоемкости изготовления элементов и снижение трудоемкости монтажа.

Предусматривались наиболее простые монтажные сопряжения колонн и ригелей каркасов, причем колонны доставлялись на строительную площадку с уже приваренными к ним элементами сопряжения для крепления ригелей и балок при монтаже. Торцы элементов колонн фрезеровались на заводе, при стыковании таких колонн не требовалось временное крепление в виде расчалок, стыковка производилась при помощи болтов, которые вставлялись в специальные приваренные у торцов «ребра», выполнявшие роль фланцев. Условия упрощения и облегчения монтажа потребовали и максимального сокращения монтажных элементов. Например, при возведении каркаса здания на Смоленской площади при общем весе конструкций 5200 тонн количество монтажных элементов составило всего 7900 единиц. Монтажный вес колонн колебался от 5,0 т. до 1,2 т., ригелей от 4,5 т. до 0,3 т.

При строительстве зданий на Смоленской площади, на площади Восстания и на Котельнической набережной колонны и ригели каркаса выполнили из прокатных и сварных профилей двутаврового сечения. Для каркаса МГУ на Ленинских горах были впервые применены колонны крестового сечения, изготовленные, путем соединения автоматической сваркой толстых листов стали толщиной до 50 мм. Металлический каркас рассчитывался при этом на восприятие только монтажных нагрузок; эксплуатационная нагрузка воспринималась железобетонными сечениями ригелей и колонн.

В сороковые годы при монтаже стальных каркасов получили распространение мачтовые краны грузоподъемностью 15, 18 и 40 тонн. Для возведения специальных сооружений применялись кабель-краны, портальные и специальные карусельные краны. При строительстве зданий ТЭЦ, использовались портальные краны высотой до 30 м., допускавшие возможность монтажа как конструкций, так и котлов. В промышленном строительстве широко использовались мачты грузоподъемностью до 100 тонн, высота которых достигала 40 метров, применялись паровые железнодорожные краны грузоподъемностью от 6 до 75 тонн, автокраны грузоподъемностью 5-15 тонн, а так же краны на гусеничном ходу грузоподъемностью от 3 до 15 тонн. Столкнувшись с необходимостью осуществления монтажа каркасов высотных зданий, достигавших высоты 200 метров, инженеры понимали, что использование этого монтажного кранового оборудования являлось бы малоэффективным.

На московских высотных стройках были впервые применены специально разработанные универсальные башенные краны, объединявшие в себе веськомплекс механизации монтажа.

Самоподъемные башенныекраны УБК-3-49 и УБК-5-49 сконструировали советские инженеры П.П.Велихов, Л.Н.Щипакин, И. Б.Гитман и А.Д.Соколова, удостоенные за эту работу Сталинской премии. Основная особенность такого крана заключалась не только в способности переносить груз, но и в том, что он мог поднимать самого себя с этажа на этаж по мере роста возводимого здания. Делалось это при помощи передвижной решетчатой обоймы, прикрепляемой к прогонам междуэтажного перекрытия. После того как кран заканчивал монтаж очередного яруса каркаса, обойма, скользя по стволу башни, поднималась на высоту двух этажей и жестко закреплялась на ригелях верхнего этажа посредством откидных или выдвижных аутригеров. Для подъема крана служил полиспаст, запасованный между низом ствола крана и подъемной обоймой. Он приводился в действие электрической лебедкой крана, установленной на нижних опорных балках ствола. После перепасовки троса башня крана поднималась вверх к жестко закрепленной обойме. Самоподъемный башенный кран УБК-5-49 был спроектирован конторой «Промстальмонтаж», конструкции изготовил Кулебакский завод металлоконструкций, механизмы – Раменский завод монтажного оборудования.

Краны УБК могли поворачиваться на 360 градусов и осуществлять перемещение груза одновременно в трех направлениях. Руководство операциями по монтажу каркаса осуществлялось при помощи специальной двусторонней громкоговорящей телефонной установки с репродукторами в будке машиниста и на стреле крана. Успешный опыт работы такой системы сигнализации показал, что ее следовало широко применять на всех крупных монтажных работах, и особенно на строительстве многоэтажных зданий.

Краны УБК нашли свое применение практически с начала производства работ на стройплощадках высотных зданий. Первой высоткой, на которой экспериментально отрабатывались приемы применения новой техники, стало административное здание на Смоленской площади. При устройстве нижней плиты коробчатого фундамента территория была разбита на три зоны, каждая из которых бетонировалась независимо. Арматура доставлялась на стройплощадку в виде отдельных стержней и сваривалась в сетки на дне котлована. При выборе метода организации бетонных работ по возведению фундамента были рассмотрены пять вариантов. Согласно предварительной калькуляции самой экономичной являлась закачка бетона с помощью бетононасоса. Один из вариантов предполагал подачу бетона к месту укладки в бадьях со шторным затором кранами УБК-5. Для этой цели после окончания земляных работ в зонах «А» и «Б» предполагалось установить два подъемных крана УБК-5 на специальных металлических постаментах, высота которых была бы равна высоте фундамента. Однако жесткие сроки производства работ не позволили осуществить доставку и монтаж кранов, кроме того, бетонирование зон «А» и «Б» производилось в зимнее время при отрицательных температурах с применением электроподогрева. В связи с этим было принято решение осуществлять транспортирование бетона в двухколесных тележках емкостью до 0,08 куб. м. с устройством эстакады и спускных желобов. Стоимость укладки одного кубометра бетона составляла 3,86 руб. при трудовых затратах 0,14 чел.-дней. Стоимость укладки бетона с применением крана УБК-5 по расчетам составляла бы 4,48 руб. за кубометр при значительно меньших трудозатратах в 0,05 чел.-дней (в основу составления калькуляции были положены ЕНиР 1947 г. и справочники стоимости материалов издания 1945 г. Стоимость машино-смен определялась по данным, разработанным в лаборатории механизации строительства ВНИОМС).

Подготовительные работы по монтажу каркаса на строительной площадке были начаты в мае 1949 года с монтажа башенного крана УБК-5-49 в зоне «В», где к этому моменту была сделана только подготовка и уложена гидроизоляция. Бетонирование плиты в зоне «В» производилось уже при положительных температурах. Кран был смонтирован на специальном металлическом постаменте таким образом, что низ ствола крана находился на уровне верхней плиты фундамента. К моменту окончания монтажа крана в зоне «В» было закончено сооружение фундамента в зоне «А». К 6 июня здесь был так же закончен монтаж крана. Кран в зоне «Б» был смонтирован к 1 июля, по окончании сооружения фундамента. Монтаж конструкций крана был успешно осуществлен вантовым мачтовым краном грузоподъемностью 5 т. с полноповоротной стрелой, расположенной выше места закрепления вант. Все три смонтированных башенных крана далее использовались для монтажа металлических конструкций здания. Продолжительность монтажа конструкций трех первых в отечественной истории кранов УБК, установки на них всех механизмов, пусконаладочных испытаний и сдачи Котлонадзору составляли для зоны «А» в 12 дней, «Б» – 7 дней и «В» – 18 дней.


Кран УБК состоял из следующих основных элементов:

1. Ствол крана решетчатого квадратного сечения, заканчивающийся вверху пирамидальным оголовком с шаровой пятой. Оголовок служил опорой для вращающейся головы крана. Низ ствола имел балочную крестообразную опору, устанавливаемую на ригели каркаса здания. Ствол располагался в центре зоны, обслуживаемой краном, в одной из ячеек каркаса. На концах опорных балок имелись откидные опорные аутригеры, обеспечивавшие возможность прохождения крана совместно с крестообразной опорой через смонтированный каркас по вертикали.

2. Голова крана со стрелой, площадкой контргруза, механизмами и будкой управления. Стрела крана постоянного вылета (встречаются данные о стрелах нескольких длин – 22 м; 27,5 м; 38,5 м.) имела монорельс и грузовую тележку, перемещавшуюся по монорельсу в горизонтальном направлении. Применение для сравнительно мощного крана стрелы постоянного вылета с грузовой тележкой обеспечило простоту, надежность и безопасность передвижки груза.

3. Подъемная обойма решетчатой пространственной конструкции, скользящая по стволу крана. Обойма служила для удержания крана в вертикальном положении при его перемещении вверх по ходу монтажа, а так же для подвески к ней крана в момент подъема.


Кран УБК-5-49 обладал следующими основными характеристиками:

Грузоподьемность – 5,0 т. Вылет стрелы (ход тележки) – 2,2 – 27,5 м. Высота подъема крана от низа опоры до гака – 15 м. Общая высота крана – 22,4 м. Скорость подъема груза – 21 – 42 м. в мин. Скорость горизонтального перемещения тележки – 15 м. в мин. Скорость поворота стрелы - 0,167 оборота в мин. Скорость подъема крана при его перемещении вверх – 0,75 м. в мин. Общий вес крана с лебедками и контргрузом – 56,0 т.

Применение новой техники позволило производить монтаж каркасов высотных зданий в исключительно короткие сроки. Так, например, монтаж каркаса высотки на Смоленской площади, которая была завершена раньше остальных, осуществлялся трестом «Стальконструкция» в течение 100 дней (вместо 150 дней по плану), причем месячная производительность труда сварщиков достигла 194% и монтажников 262%.

Оригинальные скоростные методы сооружения данного стального каркаса были разработаны и освоены под руководством лауреатов Сталинской премии Л.Н.Щипакина, Н.П.Мельникова, Б.Н.Шумилина, А.Д.Соколовой, А.Ф.Федорова и Д.П.Лебедь. Процесс установки краном двух этажей конструкций в каждой зоне длился в среднем 6 дней, включая подготовительные работыпоподъему крана, его подъем и закрепление для монтажа следующих этажей. На подготовку крана к подъему и его подъем затрачивалось 3-4 часа, причем подъем длился всего 15 минут.

По мере того, как накапливался инженерный опыт, и совершенствовались возможности техники возрастала и общая степень технической оснащенности. Применение кранов УБК при устройстве фундаментов высотных зданий на практике показало, что их использование являлось очень экономичным. Минимальные затраты труда при производстве фундаментных работ были достигнуты на сооружении фундамента гостиницы на Дорогомиловской набережной. Здесь краны УБК-5-49 применялись не только для устройства стен и второй плиты фундамента, но и для предшествующего монтажа крупных элементов арматурных блоков и опалубки нижней плиты. Места установки кранов были выбраны с таким расчетом, чтобы ими можно было обслуживать всю площадь котлована. Постаменты кранов являлись частью конструкции железобетонной плиты и в дальнейшем составили с ней одно целое.

Первый опыт высотного строительства в Москве подтвердил высокие качества советских башенных кранов УБК не только на монтаже стальных конструкций фундамента и каркаса, но и на вертикальном транспорте различных строительных материалов. Поэтому использование несущей арматуры как базы для установки этих кранов явилось весьма важным преимуществом железобетонного каркаса.


Строительство Московского государственного университета на Ленинских горах. Монтаж каркаса бокового корпуса с помощью крана УБК-5


Учитывая значительную высоту зданий, жесткость их конструкций следует считать важнейшим достоинством железобетонного каркаса с несущей арматурой. Другим не менее важным достоинством являлась и экономия стали. Несмотря на бесспорные преимущества железобетонных каркасов с несущей арматурой, их широкому применению в высотном строительстве прежде мешало недоверие многих инженеров к совместной работе бетона и стальных профилей крупного сечения. Вследствие этого недоверия обетонировка прежде учитывалась только при расчете каркаса на жесткость и не учитывалась при расчете элементов каркаса на прочность, что приводило к необоснованному перерасходу стали.

Вычисления показали, что если значительную часть расчетных усилий передать на бетон, а несущую арматуру рассчитать только на монтажные нагрузки от 4-6 этажей, то придется применить такой метод производства работ, при котором монтаж несущей арматуры будет зависеть от ее последующей обетонировки. Фактически это привело к применению совмещенного способа работ для всех строительных процессов на площадке, что позволило в полной мере использовать основное преимущество железобетонного кар- каса с несущей арматурой – получить значительную экономию металла.

Такое конструктивное решение железобетонного каркаса не только продиктовало организацию комплексного производства работ по принципу потока и совмещения всех строительных процессов, но и позволило наиболее эффективно использовать такие совершенные подъемные механизмы, как советские краны УБК, выгодно отличавшиеся от применявшихся для аналогичных целей за рубежом кранов-дерриков. На строительстве высотных зданий башенных кранов УБК требовалось вдвое меньше, чем вантовых кранов-дерриков; ванты последних неизбежно стесняли рабочую зону и требовали многократной перестановки во время работы. Перемещать вантовый кран вверх по ходу монтажа очень сложно. При совмещенном методе производства работ благодаря небольшому опережению монтажа несущей арматуры те же краны не только монтировали конструк- ции каркаса, но и поднимали необходимые материалы и стройдетали для других частей здания.

Такое всестороннее использование башенных кранов решило в значительной степени проблему вертикального транспорта на строительстве высотных зданий и притом наиболее экономично. Достаточно сказать, что вес стальных конструкций каркасов составлял всего 5 – 6 %от общего веса зданий и потому использование столь мощных кранов только для их монтажа являлось экономически нецелесообразным.

При строительстве высотного здания на Котельнической набережной применение каркаса с несущей арматурой позволило сократить расход стали каркаса на 44 % и фундамента на 51,5 %. При этом суммарный расход стали для несущей и круглой арматуры каркаса составил 3240 тонн (против 5800 тонн по проекту-аналогу стального каркаса с решетчатой системой связей) и 657 тонн на фундамент (против 1355 тонн по аналогии с минимальным расходом стали на фундаментах других московских высотных зданий). Монтаж несущей арматуры производился тремя башенными кранами УБК-3-49 с вылетом стрелы 22 метра и грузоподъемностью 3 тонны. Грузоподъемность кранов была продиктована весом монтажных марок конструктивных элементов со 2-го яруса и выше, так как несущая арматура колонн 1-го яруса с весом монтажной марки до 5 тонн устанавливалась гусеничными кранами. По окончании монтажа 10-го яруса кран первого отсека переместили в центральную часть для дальнейшего монтажа элементов несущей арматуры каркаса до 18 яруса (37-го этажа). Параллельно с монтажом несущей арматуры каркаса производилось ее обетонирование с отставанием от монтажа арматуры в три яруса (6 этажей). Для подачи бетона были использованы шахтные подъемники, установленные в центральной части здания (в шахтах лифтов) и частично краны УБК. Подача опалубных щитов и арматуры осуществлялась так же башенными кранами.

Описания крана УБК и общих принципов его работы встречаются не только в специальной, но и в популярной литературе. Так, в книге «Высотные здания Москвы», увидевшей свет в 1954 году, Н.Кулешов и А.Позднев доступным языком рассказывают читателям о преимуществах крана и о процессе его «переползания» с одного этажа на другой.

Что же представляет собой кран «УБК»? Это ажурная металлическая башня высотой около 25 метров, к которой, образуя Г-образную фигуру, присоединена горизонтальная решетчатая стрела - ферма длиной до 37 метров. Стрела может вращаться вокруг башни, описывая полную окружность. По горизонтальной стреле движется тележка с крюком, на который подвешен груз весом до 15 тонн.


Строительство жилого дома на Котельнической набережной в Москве, 1950


Основа крана - башни - прочно опирается и закрепляется на конструкциях возводимого дома и для своей устойчивости не требует никаких дополнительных канатных расчалок. Возвышаясь над обслуживаемой зоной, кран со вершенно не стесняет площадки. А так как при большом вылете стрелы (до 37 метров) площадь, обслуживаемая каждым краном, также значительно увеличивается (один кран может обслужить участок площадью примерно от 2 до 4 тысяч квадратных метров), то количество кранов, обслуживающих каждое высотное здание, значительно меньше количества дерриков, обслуживающих в США монтаж конструкций небоскреба. На Смоленской площади металлоконструкции были смонтированы всего тремя кранами. Даже на строительстве высотного здания Московского университета, отличающегося очень сложной конфигурацией, работало семь кранов «УБК».


Схема организации работ по устройству фундамента высотного здания. Монтаж башни крана УБК-5-49 с помощью вантового деррика.


Компактность крана позволила разместить будку машиниста-крановщика наверху, на одном уровне со стрелой. Поэтому поле действия крана постоянно находится у машиниста перед глазами и, в отличие от американцев, управляющих кранами вслепую, по сигналам и командам, наш крановщик всегда видит, что он поднимает, как движется поднимаемый груз, куда надо его подать и как управлять его перемещением. Но наиболее интересная особенность крана «УБК», привлека- ющая к нему интерес не только строителей, но и многих непричастных к строительному делу людей, заключается в том, что по мере возведения здания кран не надо демонтировать, перемещать и монтировать на новом месте. Отработав на одном участке, «УБК» сам себя поднимает и сам себя устанавливает на новом месте. В строительном быту краны «УБК» получили выразительное название «ползучих».



Как же происходит «ползание» крана и как он сам себя поднимает? Эти механические «чудеса» обеспечены конструкцией самого крана. На башню крана надета металлическая решетчатая обойма, способная свободно перемещаться вдоль, по высоте башни. Обойма снабжена откидными лапами, которые во время работы служат крану дополнительными опорами, увеличивающими его устойчивость.

Когда монтаж на одном участке заканчивается и крану надо перейти выше, на следующий ярус, опорные лапы складываются, обойма высвобождается и, подтягиваемая лебедкой, свободно скользит по башне вверх. Такая несложная, но остроумная конструкция позволяет крану поднимать самого себя, как бы переползать с этажа на этаж.

Представим себе, что кран стоит на каком-то этаже и монтирует металлические конструкции. В этот момент своим основанием он опирается на нижележащие, ранее смонтированные конструкции. Этажом выше на них опираются также выпущенные из обоймы лапы. Кран поднимает снизу многотонные элементы, подает их под монтаж и держит навесу, пока они не будут установлены и закреплены. Высота башни (около 25 метров) позволяет крану наращивать внизу под собой и вокруг себя металлоконструкции двух этажей.

Когда монтаж этих этажей закончен, кран оказывается как бы в колодце, из которого надо выбраться наверх.

Для этого лапы обоймы высвобождаются, и кран остается опертым лишь на основание своей башенной части. Обойма же по башне уползает вверх, на высоту уже смонтированных этажей. Здесь лапы обой мы вновь выпускаются для того, чтобы опереться и закрепиться на конструкциях, только что смонтированных этим же краном. Вслед за уползшей обоймой, подтягиваясь при помощи лебе- док, переползает на два этажа и башня крана. На новом монтажном месте она закрепляется так, как это было на только что покинутом посту, и кран приступает к монтажу очередных конструкций. Образно выражаясь, ползучий кран подобен как бы человеку, который, находясь в шахте с решетчатыми стенками, поднимает сначала локти, опирается ими на стенки, а затем подтягивает вверх всего себя.


Бетонирование плиты фундамента высотного здания МГУ.


Практика показала, что советские краны «УБК» во много раз удобнее, производительнее и экономичнее американских дерриков. И эти удобства оказались тем большими, что в ряде случаев кранами «УБК» удалось не только монтировать металлические конструкции, но и подавать наверх различные строительные материалы.

В модельном ряду самоподъемных кранов УБК существовал один великан – УБК-15-49. На строительстве здания МГУ вследствие значительного веса отдельных конструктивных элементов был применен кран, грузоподъемностью 15 тонн, который первоначально имел вылет стрелы 22 метра. В ходе его эксплуатации этой длины стало недостаточно. Тогда стрелу заменили, увеличив, таким образом, радиус действия крана до 38,5 метров.

Этот кран был осуществлен в количестве всего одной единицы, вместе с ним на стройплощадке использовались еще шесть пятитонных кранов УБК-5-49. Они были установлены после окончания бетонирования нижней плиты коробчатого фундамента и применялись сначала строительства его стен и второй плиты для подачи в котлован арматурных блоков. На этой стройке монтаж башни и стрелы первого крана УБК осуществлялся вантовым краном. Необходимо отметить, что в условиях совершенствования конструкций башенных кранов их производство осуществляюсь поштучно, под заказ для каждой конкретной стройки.

В книге «Дворец науки», изданной Профсоюзным издательством в 1954 году был опубликован рассказ Юрия Паршина, работавшего машинистом того самого крана УБК-15-49. Вот фрагменты из этой статьи.


Строительство здания МГУ на Ленинский горах. Общий вид строительства. Январь 1950.


«Немногие знают о существовании «ползучих кранов». На нашей стройке их было семь: шесть кранов грузоподъемностью по 5 тонн («УБК-5») и один - пятнадцатитонный («УБК-15»). При помощи этих мощных машин производился монтаж металлического каркаса главного корпуса университета. Свыше 36 тысяч тонн металла перенесли они с железнодорожных платформ на рабочее место монтажников-верхолазов. Краны не только подавали грузы наверх, но и сами поднимали все выше и выше свои тяжелые стальные тела. Пятнадцатитонный башенный кран, например, находившийся над центральной высотной частью главного корпуса, весил 110 тонн. Длина его стрелы достигала 38,5 метра. Радиус действия этого крана -77 метров. По окончании монтажа одного яруса каркаса здания, равного двум этажам, кран поднимался вверх на 10-12 метров. Так постепенно он забрался на высоту более 200 метров от земли. <…>

Я пришел на стройку с завода металлоконструкций Управления строительства Дворца Советов. Своими руками я монтировал на этом заводе краны «УБК-5». Еще тогда я принял твердое решение: закончу монтаж шестого крана и буду работать на нем, обязательно приму участие в сооружении здания-великана на Ленинских горах.

В летние дни 1949 года с заводского двора один за другим отправлялись на строительную площадку новые краны. С прибытием первого УБК-5 на стройке были организованы курсы по подготовке строителей-крановщиков. Продолжая работать на заводе слесарем-сборщиком, я стал посещать эти курсы. Посоветовавшись с преподавателем, достал необходимую техническую литературу. Вечером я шел на стройку, забирался в кабину крана, наблюдал, как работает машинист, а порой сам садился за рычаги управления.

Когда был собран последний, шестой кран УБК-5, я сдал экстерном государственный экзамен на звание машиниста-крановщика. В те дни универсальные башенные краны, установленные в огромном котловане главного корпуса, использовались для подачи бетона, арматуры, опалубки.

Вскоре на площадке главного корпуса начался монтаж самого мощного крана – УБК-15. Вместе с ним на стройке появились новые люди. В брезентовых куртках, подвязанные широкими поясами с металлическими цепочками, они мне понравились с первой же встречи. Все, как на подбор, коренастые, широкоплечие, с мужественными лицами. Это были люди, ранее неизвестной мне профессии – монтажники-верхолазы.

Начался монтаж металлического каркаса. Как-то заболел машинист с УБК-15. Меня попросили заменить его. С тех пор я так и остался работать на этом кране. <…>

Между машинистом крана и монтажниками-верхолазами существовала радиосвязь. И вот однажды, поднявшись в свою кабину, я услышал из репродуктора голос Сергея Репецкого. – Наша бригада несет стахановскую вахту. Мы решили давать за смену по три нормы. Юрий Николаевич, обеспечишь нас конструкциями?

Не было такого случая, чтобы я подводил монтажников. Решил проверить на практике свой замысел – совместить три операции в одной.

Обычно машинист только после окончания подъема нажимает рычаг, приводя в движение каретку стрелы крана, и подтягивая ее «на себя». Затем он делает поворот стрелы. Эти три операции обычно выполняются последовательно. Я совместил их в одной: подъем конструкции, подтягивание каретки «на себя» и поворот стрелы стал делать одновременно. На каждом подъеме груза я таким образом выигрывал семь минут. Если учесть, что надо было сделать по норме не менее пятнадцати подъемов, то мною в течение дня было сэкономлено сто пять минут. В результате за смену мне удалось допол- нительно подать монтажникам-вер- холазам десятки тонн металлических конструкций. <…>

Когда смонтировали кран УБК-15, его стрела была длинною в 22 метра. Наши инженеры решили обойтись без установки дополнительных кранов над центральной частью здания. Для того чтобы кран охватил весь монтажный участок на него поставили стрелу длинною 38,5 метра. Но с такой стрелой, если ка- ретка находилась на самом ее конце, по норме можно было поднять груз весом не более 7,5 тонн.

Монтаж тринадцатого яруса - двадцать пятого и двадцать шестого этажей – подходил к концу. Наш кран уже находился на высоте 120 метров от земли. Наступил момент, когда нужно было поднять сюда металлическую конструкцию весом более 10 тонн.

Долго лежала она на железнодорожной платформе, стоявшей у подножия здания. Инженеры монтажного управления треста «Стальконструкция» несколько раз проверяли расчеты, можно ли поднять такой груз краном УБК-15 с удлиненной стрелой.

Как-то утром вижу из своей кабины, как мотовоз подвез платформу с тяжелой конструкцией к площадке, с которой я принимал груз. Что греха таить, дрогнуло у меня сердце! Нелегкой будет задача! Только подумал об этом, - слышу по радио знакомый голос Репецкого: - Готовься, Юра, поднимать десятитонку!


На фото слева: на башне главного корпуса университета монтажник комсомолец Иван Клещев вызывает по телефону подъемный кран.
На фото справа: строительство МГУ. Пятнадцатитонный кран УБК-15-49 на своей верхней стоянке.


Я уже сам знал, что мне надо делать. Отрегулировал все тормоза, вышел из кабины, спустился к обойме крана и осмотрел сварочные швы. Поднялся на стрелу, проверил трос. Все было исправно. Даю знать вниз о своей готовности поднимать груз. Крепко держу в руках рычаги управления машиной.

Слышу команду: - Вира!

Загудели мощные электромоторы подъемной лебедки. Чувствую, как стрела пошла вниз, отрывая груз от платформы. Стоп! Держу груз на весу. Все в порядке!

И вновь: - Вира полный!

В моих руках отдается работа машины, я чувствую ее, слышу ровный гул моторов. Вот показалась тяжелая балка, беру каретку «на себя». Теперь – победа. Конструкция наша! <…>

Любая машина требует к себе внимания. А те более наш кран, работавший на высоте птичьего полета. При ответственных подъемах я не только строго проверял все механизмы, но и требовал перепассовки троса, сам следил за намоткой его на барабан. Неправильно намотанный трос может соскочить. Толчок передастся на железное тело крана и от этого может произойти прогиб балки, к которой он крепится.

Последний груз, который я принимал, оказался необычным. Это была шестнадцатитонная мачта нового крана, собранная на площадке двадцать шестого этажа. Днем моему напарнику Василию Субботину не удалось ее поднять: потребовалось заменить пятнадцатимиллиметровый трос на двадцатимиллиметровый. Вечером, когда я пришел на смену, подъем мачты был поручен мне.

Наверху был сильный ветер, но подъема я не отложил. Используя мгновения, когда ветер затихал, я поднимал метр за метром тяжелый груз. Мачта нового крана была поднята и установлена на место.

На всю жизнь запомнилась мне и морозная зима 1950 года. Когда мой кран настолько обрастал льдом, что установленный на нем громоотвод становился похожим на ледяную глыбу. Однажды, чтобы не приостановить работы монтажников, я ночью при ветре в семь баллов и сильном морозе с молотком и лопатой в руках полез на стрелу крана и сбил лед.

Запомнился и тот день, когда под сильным ветром я пробирался на самый конец стрелы, чтобы смазать ролики троса.»

Фрагменты воспоминаний Юрия Паршина дает почувствовать, на- сколько сложной и ответственной была работа на высотной стройке, в каких экстремальных условиях приходилось порой работать людям. Подобные эпизоды, где описывался каждодневный трудовой подвиг строителей, встречаются и в других главах книги рассказов строителей МГУ. Перемежаясь со славословиями в адрес коммунистической партии и великого Сталина, они способны произвести неизгладимое впечатление на современного читателя.

Бригадир монтажников-верхолазов П.Жаворонков пишет:

«…Ночь. В переплетах стального каркаса свищет холодный ветер, кружа снежные облака. Мороз жжет лицо. То и дело, приходится смахивать иней с ресниц, чтобы не терять остроту зрения. Под нами – пропасть. Вокруг – темнота, ни зги не видно. Только вдали мелькают огни Москвы.

На нашу маленькую площадку, прикрепленную к металлической колонне на высоте 160 метров, падает яркий луч прожектора. Около меня напарник Иван Клещев. Привязавшись верхолазными поясами, мы внимательно смотрим вниз, откуда башенный кран поднимает на тросе тяжелую металлическую колонну. Еще несколько секунд, и я даю команду:

- Стоп!.. Чуть майна вправо! Вира! Стоп!..

Колонна висит у самого края каркаса здания. Мы ухватываемся за нее, направляем в стык и скрепляем болтами. Каждое наше движение строго рассчитано. Работаем молча, спокойно, без суеты. Стальная конструкция наращена.

Закончив каркас здесь, мы переходим на другой участок каркаса. Стрела крана ушла вправо и словно унесла с собой луч прожектора. Ветер не затихает, мороз крепчает. Но монтаж стальных конструкций не прекращается. <…>

Однажды зимой на верху каркаса здания ветер достиг силы в семь баллов. В эти дни металл эшелонами поступал на строительную площадку университета. Приостановить монтажные работы – значит нарушить график. Как быть?

Я задумал «перехитрить» ветер. Приказал машинисту башенного крана поставить стрелу по ветру. Затем мы закрепили ее тросами так, что она стала неподвижной. Теперь никакой ветер не мог повернуть ее. После этого наша бригада продолжала устанавливать конструкции в тех местах, где можно обойтись без поворота стрелы. В этот день свою норму мы перевыполнили в два раза. <…>

Нам приходилось работать и под палящими лучами летнего солнца и при двадцатиградусном морозе на высоте более 100 метров. Ни дождь, ни ветер, ни мороз не могли сдержать темпов монтажа стального каркаса высотного здания. Не было такого дня, чтобы наша бригада не перекрыла свою норму в два-три раза. Помню, как в день семидесятилетия со дня рождения товарища Сталина мы решили преподнести великому вождю свой трудовой подарок. Весь наш коллектив дружно стал на стахановскую вахту. За смену бригада установила 50 конструкций каркаса. Это было невиданным рекордом в практике возведения высотных зданий.»


Подъемные краны УБК, созданные советскими конструкторами и построенные на советских заводах, сыграли решающую роль в ускорении темпов монтажа стальных каркасов высотных зданий. В 1950 году Академия архитектуры СССР, проводившая огромную работу по поиску конкретных путей индустриализации строительной отрасли, организовала на постоянной строительной выставке специальный павильон. Экспозиция павильона была посвящена теме строительства высотных зданий. Выставка находилась по адресу Фрунзенская набережная 70, и принимала посетителей ежедневно (кроме понедельника), с 12 до 20 часов.

Центральным экспонатом выставочного зала являлся макет в масштабе 1:50, который позволял проследить последовательность производства работ на строительстве здания на Смоленской площади. Макет показывал, как производится монтаж стального каркаса тремя универсальными башенными кранами УБК-5 – 49. А модель башенного крана УБК экспонировалась в масштабе 1:20.


В павильоне строительной выставки проходит экскурсия.


Опыт эффективной эксплуатации кранов типа УБК на строительстве многоэтажных зданий с металлическим каркасом естественно привел к мысли о целесообразности применения таких кранов и в дальнейшем на строительстве многоэтажных зданий из сборных железобетонных элементов. Однако известно, что прочность каркасов железобетонных зданий значительно ниже прочности металлического каркаса, и железобетонный каркас может воспринимать относительно небольшие отрицательные (отрывающие) нагрузки. Поэтому краны, устанавливаемые на каркасе зданий из сборных железобетонных элементов, должны были иметь небольшой опрокидывающий момент, при достаточно большой, определяемой весом железобетонных элементов зданий, грузоподъемности. Появилась потребность и в том, чтобы кран был не только самоподъемным, но и передвижным по возводимому зданию.


К осени 1952 года основной объем строительных работ на строительстве МГУ был закончен.


Было предложено несколько конструкций так называемых «самоподъемных, самоходных башенных кранов», конструктивно выполненных аналогично кранам типа УБК, но снабженных дополнительно ходовой тележкой и отрезком инвентарных подкрановых путей. Предполагалось, что эти пути будут укладываться на смонтированную часть здания, а обойма на башне в момент подъема крана будет крепиться к подвижной тележке. Предполагалось также, что подкрановые пути будут переноситься на новые этажи по мере роста здания. Краны подобного типа конструктивно были разработаны, однако реализованы в металле они не были и никакого практического применения на строительстве не получили. Детальный технико-экономический анализ их использования показал, что при строительстве сборных зданий из железобетонных элементов высотой до 14-16 этажей целесообразнее применять обычные наземные башенные краны, а при больших высотах так же наземные, так называемые «приставные» башенные краны. Приставные краны выполнялись стационарными, их башня через определенный интервал крепилась к возводимому зданию и постепенно наращивалась по мере роста здания. Именно краны такого рода повсеместно применяются при строительстве монолитных железобетонных высоток в наши дни.

Последовательно, одна за другой, завершались московские высотные стройки. 1954 год внес поправки в планы создания высотных градообразующих доминант – близилась хрущевская эпоха борьбы с излишествами в проектировании и строительстве.

Краны УБК положили начало практике создания и применения отечественных башенных кранов последующих серий, однако, дав жизнь поколениям потомкам, сами они перешли в разряд достояний истории.


Ствол башенного крана УБК-3-49, сохранившийся до наших дней на чердаке одного из московских высотных зданий.


В чердачном помещении бокового корпуса одного из московских высотных зданий автору этих строк посчастливилось встретить и сфотографировать сохранившуюся башню крана УБК. Кран применялся при строительстве здания, а после завершения стройки его ствол оставили (срезав пирамидальный оголовник) в качестве конструктивного элемента с лестницей, ведущей на плоскую крышу. Когда-то по этим ступенькам поднимались «жители московских небес» - крановщики.

Вероятно эта «лестница в небеса» является сегодня последним материальным свидетельством еще одной забытой победы советской строительной техники.


Cтатьи взяты из журнала «ВСЕ КРАНЫ», №01/17 2008 и №02/18 2008