В первое десятилетие советской власти стали появляться довольно интересные проекты высотных зданий в Москве. Среди них проект восьми «горизонтальных небоскребов» Эля Лисицкого

Советская архитектура / Статьи и книги о советской архитектуре / Москва / Периодические издания / «Квартира, дача, офис» / №98 (02.06.2000) - Отправляясь в дальний путь, дом с собою не забудь (автор: Алексей Рогачев)

Отправляясь в дальний путь, дом с собою не забудь!

Даруйте дому жизнь!

Когда ломают дом, его всегда жалко. Даже если он представляет собой обветшавшую развалюху. Каждый дом - это жилье, это кров над головой, это чей-то уют, чьи-то лучшие воспоминания. И совсем уж грустно сносить прочные, добротные дома только потому, что они оказались на трассе пробиваемой магистрали или мешают сооружению нового архитектурного ансамбля.

Ведь уничтожать-то сам дом вовсе не нужно, требуется всего лишь освободить площадку. И сделать это просто - взять и передвинуть дом в сторону. Идея на первый взгляд шальная, но вполне осуществимая. Первыми осуществили ее американцы - такая материальная ценность, как городской дом, внушала практичным янки особое уважение. Уже в конце XIX века американские инженеры сумели перевезти на новые места несколько солидных зданий.

А Москва? Сама по себе идея была для москвичей отнюдь не новой. Рубленые избы при необходимости за день-другой раскатывались по бревнышку и еще за пару дней собирались на новом месте, причем иногда за много километров от исходного. Что же касается капитальных каменных зданий, то очень долго к ним даже и не пытались подступиться.

Сделать это заставили нужда и жалость. В 1898 году Николаевская (ныне Октябрьская) железная дорога приобрела для устройства станционных путей у вокзала (нынешнего Ленинградского) несколько владений вдоль Каланчевской улицы. Все приобретенные дома обрекли на снос. Но среди мелких избушек гигантом выглядел двухэтажный кирпичный особняк - для нищей Москвы просто сокровище. И путейский инженер О.М.Федорович пожалел хороший дом. По собственной инициативе, взяв за основу сведения об американских передвижках и самостоятельно проведя все расчеты, он сумел перекатить дом на целых сто метров! Причем осуществленная операция была весьма сложной - дом двигался по кривой, и путь его проходил через выемку, пусть и не слишком глубокую.

Самое странное, что первый дом-путешественник Москвы благополучно дожил до наших дней. Его адрес - Каланчевская улица, 32/61. Не просто 32 (этот дом выходит на улицу), а именно 32/61 - адрес совершенно дикий, поскольку не ясно, по какой такой улице дом обрел номер 61. Стоит он далеко на задворках, у самого железнодорожного полотна.

К сожалению, о блестящем опыте поговорили, инженера в меру похвалили, а потом обо всем забыли - почти на четыре десятка лет. И очень жаль, потому что передвижка, возможно, позволила бы избежать сноса в первые годы нашего столетия ценнейших памятников архитектуры, таких например, как уни кальный дом Гагарина на Тверской.

Лиха беда начало

Первый толчок к расцвету передвижки домов дала прокладка московского метрополитена. В 1935 году закладке очередной шахты мешал столь прозаический объект, как электроподстанция, стоявшая на задворках нынешнего театра Сатиры на площади Маяковского. Само по себе строение небольшое, но доверху набитое всяким оборудованием. Если подстанцию ломать и строить новую, то нужно все демонтировать и устанавливать аппаратуру на новом месте. А чтобы на время работ не оставлять окрестных потребителей без энергии, устраивать где-нибудь поблизости времянку. Одним словом, сплошная морока. Вот тут-то и пригодился забытый было опыт Федоровича.

Под подстанцию подвели рельсы с уложенными на них катками, отрезали ее от фундамента, перенеся всю тяжесть на раму, сваренную из огромных двутавровых балок, а затем с помощью простых лебедок покатили (вместе со всем оборудованием) к месту, где уже сложили новый фундамент. На все про все потребовалось всего 35 дней, и подстанция ни на день не прекращала своей работы.

Теперь о передвижке домов не просто заговорили, ее приняли на вооружение. Знамением этого стало создание новой, невиданной ранее организации - сначала конторы, а потом треста передвижки и разборки зданий. Необходимые расчеты для правильной постановки дела выполнил главный инженер треста Э.Гендель. На основании этих расчетов всего за три года передвинули 11 каменных и 23 деревянных дома, а также 4 павильона на Сельскохозяйственной выставке.

Путевка... во двор

Настоящим триумфом треста стало перемещение огромного дома, выстроенного в 1913 году по проекту архитектора И.С.Кузнецова для подворья Саввинского монастыря на Тверской улице. В момент перемещения он числился по улице Горького под номером 24, а после ее капитальной реконструкции и перенумерации домов оказался во владении 6! А это значит, что на месте 12 старых домов поднялось всего 3 новых!

Так вот, строительству одного из этих огромных зданий мешало Саввинское подворье. А сносить его рука не поднималась - совсем новый дом, даже не дом, а целый жилой комплекс - пять соединенных корпусов, замыкающих со всех сторон два внутренних дворика-колодца. И при этом чрезвычайно красив - красив причудливо, отчасти даже варварски. Архитектор Кузнецов использовал при оформлении дома декоративные мотивы былинных древнерусских построек, да еще покрыл его фасад цветной керамической плиткой. В общем, немного смахивает на Ярославский вокзал. Но вокзал-то все знают, а этот дом, спрятанный ныне во дворе, многие никогда и не видели. А посмотреть-то стоит!

Дом-гигант, дом-красавец решено было сохранить. Но задачка-то оказалась сложнейшей. Во-первых, вес. Даже в Америке в то время не перевозили домов тяжелее 11 тысяч тонн. А подворье весило целых 24 тысячи. Во-вторых - сложная, многокорпусная структура здания. Со всем этим пришлось повозиться, но приемы, в сущности, остались теми же - рельсы, катки, лебедки. И зимой 1937-1938 годов дом благополучно переехал вглубь от улицы, освободив место для новой застройки. Оптимизм внушала и стоимость работ - всего 45 процентов от стоимости самого здания.

Встать в строй!

Среди перемещенных объектов оказалось и несколько совсем свежих построек, возраст которых к моменту перемещения не достигал и десяти лет. До принятия в 1935 году Генерального плана реконструкции дома в Москве ставили очень просто - на месте старых, снесенных. При этом о городе в целом не задумывались, перспективы его развития просто не учитывали. Вот так и оказалось, что несколько капитальных зданий очутились там, где не надо. Всего три-четыре года спустя на этих местах запроектировали въездные эстакады новых гигантских мостов через Москву-реку.

Дом 77 по Садовнической улице перекрывал подход к новому Краснохолмскому мосту, а дом 5/16 по улице Серафимовича загромоздил въезд на Большой Каменный мост, выстроенный в стороне от трассы прежнего моста.

Ну не ломать же еще пахнущие свежей краской многоэтажные корпуса! Пришлось подвинуть и их. Специалисты треста сделали это легко и красиво. Заодно уж перетащили и вылезший из ряда четырехэтажный дом по Большой Пионерской улице,12 - безобразный, но очень крупный для тогдашней московской окраины...

Жильцы домов не ощутили никаких особых неудобств, более того, они пережили увлекательное приключение - ведь мало кому за свою жизнь удается путешествовать, не выходя из дома (конечно, если не считать домами популярные ныне автоприцепы-дачи). Никого из домов не отселяли, электроэнергию, воду, канализацию не отключали, так что во время переезда хозяйки могли спокойно варить на плитах суп.

Москвичи восхитились. Газеты дали восторженные сообщения, несколько литераторов написали стихи и рассказы на тему "дом переехал".

Почтенный путешественник

Больше всего домов передвигалось в ходе реконструкции улицы Горького. Застройка главной магистрали города состояла из из капитальных, крупных для старой Москвы зданий. Сама же улица представляла собой узкую и извилистую щель. Расширение ее было самой насущной необходимостью. Вот тут-то и пригодилась передвижка. С ее помощью вдоль улицы смогли сохранить с десяток отличных домов. Вслед за домом 24 в далекий (аж на 13 метров) путь собралось самое известное, самое важное здание на улице - Моссовет. Вместо нынешних пяти этажей он имел всего три и был украшен довольно скучным пилястровым портиком. А главное - выезжал чуть ли не на середину новой улицы, которая на остальном своем протяжении уже широко раздвинулась из тесных красных линий бывшей Тверской.

Накопленный москвичами-"передвижниками" опыт позволил подвинуть Моссовет без особых трудов. Дело оказалось даже несколько скучным - дом катили по прямой, никаких тебе поворотов и спусков.

Беспокоила только ветхость старых стен. Поэтому, чтобы они не расползлись их по верху стянули металлическим поясом.

Плавно и беззвучно здание Моссовета заняло свое новое место -то самое, где стоит и сейчас.

Вальс Глазной больницы.

Следующее достижение не заставило долго ждать. В 1940 году понадобилось убрать с улицы Горького старинный дом, занимаемый Глазной больницей. Его выстроили для Д.И.Нарышкина в 1780 году, причем с включением еще более старых палат. Главный корпус имел три этажа, боковые крылья - два. Все сооружение стояло на самой красной линии улицы, на углу переулка Садовских. По плану реконструкции улица здесь подлежала существенному расширению, над добротным старинным домом нависла угроза слома. Положение осложнялось дополнительными неблагоприятными факторами. Во-первых, осадить больницу назад было нельзя - позади нее проектировалось новый многоэтажный дом (улица Горького,25). Во-вторых, рельеф вдоль переулка круто уходил вниз.

И все же трест взялся за дело. Предложенный им способ спасения дома оказался необыкновенным и небывалым. Больница должна была не только отъехать в сторону от улицы, но и развернуться более, чем на 90 градусов - фасадом в переулок. Повернувшись вокруг своей оси, дом должен был протанцевать тур вальса! И сегодня дом-танцор нужно искать в стороне от улицы - в переулке Садовских,7. А чтобы компенсировать разницу в уровнях, на новом месте выстроили нижний, цокольный этаж, и больница плавно вкатилась на него!

Вот теперь всем стало ясно, что при желании и сноровке с домами можно делать, что угодно. Но передвинули Глазную больницу в страшном 1941 году...

Неужели забыли?

Мастерам треста нашлось немало дел на войне - они возводили сложные инженерные сооружения, спасали людей из-под огромных завалов, вытаскивали подбитые тяжеленные боевые машины. Но основное дело - передвижку зданий - война заставила забыть надолго... Лишь в 1958 по трассе прокладываемого Комсомольского проспекта передвинули два пятиэтажных дома. Денег на это ушло примерно столько же, сколько стоили сами дома. Печальный рекорд сумели перекрыть в 1967 году, когда в Китай-городе взялись спасать замечательный памятник старины - подворье Пафнутьев-Боровского монастыря, мешавшее строительству нового здания ЦК КПСС. Крохотный домик весил всего 700 тонн, оттащить его требовалось на 100 метров, но, видимо, преклонение перед почтенным старцем заставило истратить на не очень сложные работы просто баснословные суммы.

Дальше - все опять не слава богу. 1979 год, идет реконструкция площади Пушкина. Новопостроенное здание редакции газеты "Известия" закрывает дом, выстроенный для издательства И.Д.Сытина по проекту А.Э.Эрихсона в начале нашего столетия (улица Горького,18). Решение ясное - убрать дом подальше от площади, к углу Настасьинского переулка.

Опыт тридцатых годов - передвигать дом таким, как он есть - отвергли. Напротив, внутрь вставили специальный металлический каркас, что потребовало разобрать часть внутренних конструкций. Снаружи стены дома стянули тремя (!) металлическими поясами. Конечно, строили в начале века не слишком хорошо, но в этот раз с мерами предосторожности, кажется, переборщили.

В результате дом переехал благополучно, но вот стоимость путешествия постарались не афишировать.

Туризм нынче дорог...

Все городские проблемы в конечном счете упираются в экономическую эффективность. В нее-то уперлись и предлагаемые к перемещению дома. Даже если забыть о последних, особенно дорогостоящих случаях, передвижка домов остается делом весьма и весьма дорогим. В среднем перемещение дома обходится в 75-80% его стоимости, а иногда равняется или превышает ее!

Для движения дома требуется специальная дорога, способная выдержать огромное давление его массы. По трассе перемещения вынимают грунт, заменяют его толстым слоем плотно укатываемой щебенки. Иногда в ход идет бетон. Поверх бетона укладывается рельсовые пути, по которым на стальных катках и катится дом. Тяжелой ручной работы требуют отделение дома от фундамента, заводка в несущие стены стальных рандбалок. Потом под них подводят так называемые ходовые балки - огромные двутавры, на которые "пересаживается" вся тяжесть здания.

А на новом месте нужно выполнить все работы нулевого цикла - отрыть котлован, соорудить фундамент, подвести коммуникации. Все же вместе - огромный расход стройматериалов и квалифицированного труда строителей.

В общем, о том, чтобы катать дома взад-вперед, пока не может быть и речи. И в Москве продолжают ломать большие и вполне прочные здания. И все-таки игра стоит свеч. Постановка дела в промышленном масштабе позволила бы не только сэкономить для города значительные средства, но и помочь в решении проблемы сохранения исторической застройки центра города в ходе его интенсивной реконструкции.

Алексей РОГАЧЕВ
«Квартира, дача, офис», №98, 02.06.00